Цвет обретает душу

Неожиданную связь между лингвистикой и восприятием цвета обнаружил Джонатан Варноуэр. Исследователь обратил внимание на то что, в русском языке есть два названия «голубой» и «синий». В то время как в английском языке используется лишь одно слово «blue» для обозначения этих двух цветов. Был поставлен эксперимент, в котором испытуемым показывали на экране три квадрата, покрашены в различные оттенки синего или голубого цвета. Нужно было в кратчайший промежуток времени, определить соответствует ли верхний квадрат по оттенку одному из квадратов внизу.
Эксперимент

Выяснилось, что русскоговорящие на 10 % быстрее отличали синий от голубого, в сравнении с англоговорящими испытуемыми. Причём, разница в скорости была заметнее, когда отличие оттенков было не большим. Этот эксперимент подтверждает гипотезу, выдвинутую Бенджамином Хурфом в 1930 г. «Наши слова буквально — форма категоризации того, что мы наблюдаем в окружающем нас мире». Но это всё гипотезы, и однозначных подтверждений этому нет. К примеру, как рассказывают специалисты на страницах Nature, многие тропические народы не различают синий и зелёный цвета — лингвисты называют этот комбинированный цвет «grue». Есть гипотеза, что такая особенность вызвана физиологией — изменениями в хрусталиках и сетчатке, произошедшими на ярком солнечном свете. Но и это не доказано.

Подобными темами мы интересовались и в рамках нашей лаборатории «Начала». Нам стало известно что, например, в корейском языке, существует название конкретного зелёного цвета, салатного оттенка, и корейцы его выделяют из ряда других салатных. Ещё интересный цвет «маджента», дизайнеры-полиграфисты выделят его из ряда других малиновых цветов. Мы на наших занятиях проводили такую игру: каждому участнику показывали цвет, которому он придумывал название, а другой участник должен был подобрать цвет, имея только название. Своеобразный испорченный телефон. Целью этой игры было обогащение цветового восприятия. Когда мы придумываем название для цвета, более внимательно к нему относимся. Становятся важны мельчайшие детали, отличающие его от просто голубого, жёлтого, красного. Например, цвет «Багровый октябрь», это был цвет густой краплак красный, с примесью бордо, сиены, тёмный кровавый. Возможно, «Багровый октябрь» для кого-то будет иметь другое описание, но важно не отгадать цвет, а важен процесс проникновения в цвет. Цвет, которому обозначено название, уже выделен из ряда других оттенков, он становится уже ближе и роднее, как цвет любимого блокнота или любимой шапки. Цвет обретает душу!

Наш эксперимент

 На представленном изображении можно проследить соответствие. В левой композиции предлагаемые цвета участникам, которым придумывалось название, а в правой ответная реакция, то есть для названия подбирался цвет. Важным условием было не употреблять название цветов, таких, как красный, жёлтый, и тд. Например, C5, как вы думаете, что за цвет? Это цвет «Выгоревшее на солнце летнее платье». А цвет B1, «Бельё гламурной стриптизёрши». Теперь интересно проследить этот «испорченный телефон». 

Подобные упражнения очень важны для цветового конструирования, они воспитывают возможность замечать нюансы. Уходит поверхностное восприятие и посредственное отношение к цвету. И цвет оживает в ваших руках.