Композиция, как предмет изучения. И система образования, как композиция.

 

Мы прошли всеми ступенями отечественного художественно-дизайнерского образования: художественная школа, училище, академия. И пришли к выводу, а точнее убедились на собственном опыте, что у нас отсутствует система визуального образования. Есть отдельные личности на которых всё держится, но они учат скорее вопреки, чем благодаря существующему положению вещей. По этому в качестве цели мы видим создание именно СИСТЕМЫ визуального образования в Украине.

В процессе общения у нас сформировалось убеждение, что центром такой системы должна стать композиция. Но это должны быть не те «основы композиции», которые преподаются на первом курсе, а потом к ним никогда не возвращаются. Композиция должна стать стержнем, который проходит через всё: от самого начала, да самого конца. И на который уже нанизывается всё остальное.

 

О композиции можно говорить, как в узком, так и в широком смысле. Условно можно говорить, про композицию с маленькой и с большой буквы. Под композицией в узком смысле понимается некий набор правил: как сделать сайт, логотип или написать картину. Примерами такого подхода могут быть статьи типа «10 правил хорошего сайт» или «10 правил успешного логотипа». При этом для написания картины — это будут одни правила, для создания логотипа — другие, а для музыки или литературы — третьи. Так, например, композиция понимается в «Википедии», где есть статьи про композицию в изобразительном искусстве, про композицию в литературе, музыке, архитектуре и т.д., но нету единой статьи.

 

В более широком смысле под композицией понимаются некоторые принципы, закономерности в равной степени справедливые для всех видов искусства. Важно, что говоря о композиции в узком смысле, мы говорим о ПРАВИЛАХ, а говоря о Композиции в широком смысле — о ПРИНЦИПАХ.
Примером такого подхода может служить Баухауз, одной из центральных идей которого был синтез разных искусств. На практике это, например, реализовывалось в том, что на первом курсе не было деления по специальностям. Все учили общие принципы композиции, цвета и формы, как средств композиции. И только потом учащиеся выбирали направление по которому будут учиться дальше. Такая система и сейчас сохраняется в некоторых западных вузах.

В нашем представлении, идеальная система образования — это должен быть один большой предмет, в котором разные дисциплины плавно переходят одна в другую, как цвета в спектре. Лучшим примером эффективности такого подхода к обучению, может быть история рассказанная Еленой Макаровой в книге «Движение образовывает форму», про небольшой город в Чехии, который во время Второй мировой войны использовался, как гетто для евреев: «В Терезине нельзя было учить еврейских детей, но можно было проводить с ними досуг. И вот тамошние взрослые придумали обучать детей математике через музыку, музыке — через рисунок и т.д.. Они писали в лагере, что создают школу будущего. В результате те из детей, что выжили, сдавали экзамены экстерном по всем предметам с перескоком в несколько лет, и это при такой психологической травме! То есть, занимаясь творчеством, ты получаешь дивиденды в областях совершенно разных. Мир — цельный, и, постигая законы гармонии в любом виде искусства или в точных науках, ты совершенствуешься в разных областях».

 

Особенно актуальным такой подход становится сегодня, в связи с быстрым развитием технологий. Появляются новые профессии, а старые исчезают. Если мы учим человека под конкретную специальность, как это делается традиционно, то мы по определению учим, в лучшем случаи, тому, что было вчера. И мы можем лишь догадываться, какие профессии появятся и будут востребованы завтра. В этих условиях целесообразнее давать крепкую базу в том, что остаётся актуальным в независимости от технологий, что бы при необходимости, человек мог самостоятельно освоить новую специализацию. Собственно по факту, так и происходит. Приходя на роботу после института, или меняя место работы, многим вещам нам приходиться учится непосредственно на месте.

Но можно говорить о Композиции в ещё более широком смысле. Эрих Фромм в книге «Искусство любить» писал: «… любовь – это искусство, такое же, как искусство жить: если мы хотим научиться любить, мы должны поступать точно так же, как нам предстоит поступать, когда мы хотим научиться любому другому искусству, скажем, музыке, живописи, столярному делу, врачебному или инженерному искусству». «Практика любого искусства имеет определенные общие требования, независимо от того, имеем ли мы дело с врачебным искусством или искусством любви». Таким образом у нас получается интересная ситуация. Если мы признаём, что принципы композиции универсальны, для всех видов искусства, и если мы соглашаемся с Фроммом, что жизнь и любовь — это тоже искусство, то круг затрагиваемых нами вопросов неизбежно выходит за пределы сугубо профессиональных. По сути тоже самое пишет Василий Кандинский в книге «Точка и линия на плоскости» рассуждая о композиции: «Вопросы зарождающейся науки об искусстве в своём последовательном развитии выходят за пределы живописи и, в конце концов, — искусства как такового».

 

Это звучит несколько утопично, если не задаться вопросом: «А что общего, например, между дизайном, музыкой и боевыми искусствами?». Это человек. Это всё виды человеческой деятельности, соответственно все они подчинены одним и тем же принципам по которым устроено человеческое восприятие, психология, тело и т.д.. Таким образом занимаясь композицией мы должны изучать не построение картины, а мы должны изучать человека, в том числе и через картины, и развивать человека, в том числе, и через живопись.

 

Что мы должны изучать и развивать занимаясь композицией? Во-первых, восприятие. Восприятие в целом, и если мы занимаемся изобразительной деятельностью, то в особенности должны уделять внимание зрительному восприятию. Во-вторых, психология человека, его мышление и чувства. И в-третьих, так или иначе мы мы воспринимаем информацию из окружающего мира при помощи тела, и мы создаём что либо также при помощи нашего тело. По этому нужно уделять внимание и физическому развитию. Иоханнес Иттен говорил: «Тренировка тела как инструмента духа очень важна для творческой личности». В этом нам помогут практики боевых искусств, йоги или спорта, от куда мы может позаимствовать некоторые не сложные упражнения.

 

Говоря о психологии нам не нравиться, когда логику и интуицию противопоставляют, как что-то взаимоисключающее. Так же часто противопоставляют теорию и практику. В описании к различным курсам часто с пренебрежением к теории пишут, что у нас много практики, или у нас одна сплошная практика. Мы в равной степени отдаём дань уважения обоим сторонам единого процесса. Соглашаясь с Фроммом, который писал: «Процесс овладения искусством можно разделить на две части: постижение теории и закрепление практикой. … Я овладею … искусством … только тогда, когда в какой-то момент мои теоретические знания и практические навыки соединяться и породят интуицию, которая и составляет сущность понимания любого искусства». Таким образом логика и интуиция, теория и практика — это не что-то противоположное или взаимоисключающее, интуиция рождается на пересечении теории с практикой.